Как живет Кабул при талибах*: мифы и реальность

0
24

Как живет Кабул при талибах*: мифы и реальность

В МиреКак живет Кабул при талибах*: мифы и реальность
Добромир29.08.20210

Спецкор «Комсомолки» Александр Коц прогулялся по столице Афганистана и посмотрел, что изменилось при новой власти.

Все-таки удивительно находчивой бывает американская машина военной пропаганды, когда действительно приперли в стенке. В минувшую субботу Пентагон опроверг Госдепартамент США, заявив, что во время теракта в кабульском аэропорту был только один взрыв. Подрыв машины около отеля «Барон» в зоне ответственности США (гостиница примыкает к аэропорту – Ред.) всем показался. Был только один террорист-смертник и неустановленное количество сообщников со стрелковым оружием – от огня из автоматов, дескать, и погибла основная часть афганцев.

Удивительно, что до этого заявления никто из выживших не упоминал о таинственных стрелках. Зато в интервью местным СМИ раненые и врачи кабульских больниц говорили, что стрельба действительно велась, но со стороны американских военных, охраняющих внутренний периметр аэродрома. Если верить этим свидетельствам, то получается, что военные США из опасений прорыва зоны безопасности другими смертниками открыли огонь на поражение по безоружным людям, сыграв на руку ИГИЛ*, которое взяло на себя ответственность за теракт. А чтобы отвести от себя подозрение, придумали версию с вооруженными сообщниками.

Жизнь при талибах*
Спустя две недели после захвата Афганистана мирные жители до сих пор не могут поверить, что находятся под властью талибов*. Наш специальный корреспондент Александр Коц пообщался с простыми кабульцами и узнал о том, как им живется в новой реальности. Талибан* — запрещенная в России организация

 

Нужны профессионалы

— Я давно говорю, что ИГИЛ в Афганистане присутствует, но США всегда повторяли, что и «Исламское государство»*, и «Аль-Каида»* уничтожены. Взрывы доказали, что это не так. И я бы не разделял эти две организации. Руководитель ИГИЛ, который был убит в Ираке, жил в этом районе, на 15-й улице. Если бы он не был связан с «Аль-Каидой», жить здесь он бы не мог, — экс-депутат парламента Саид Исхак Гилани.

Мой собеседник – настоящий афганский интеллигент с несколькими высшими образованиями. Мы сидим в его кабинете, расположенном в цокольном этаже и, кажется, это не случайно – вполне может выполнять роль бомбоубежища. В одной части кабинета – огромная библиотека с книжными стеллажами от пола до потолка, в другой – рабочий стол. На стенах висят старинные ружья и сабли. Сам дом находится в посольском квартале и обнесен многочисленными шлюзами безопасности с высоченными заборами и массивными металлическими воротами. За 20 лет пребывания американцев уровень безопасности в столице снизился до критически низкого. Саид Исхак Гилани является лидером афганских последователей суфизма, а среди его мюридов – в том числе и участники движения «Талибан»*.

— В нынешних условиях новой власти наверно будет непросто строить государство. Это, мягко говоря, другой уровень управления, — говорю я своему собеседнику.

— Они что-то обязательно создадут, но в одиночку сделать что-то хорошее им не удастся. Талибам необходимо использовать образованных афганцев, для того чтобы привести государственную систему к международным стандартам. Если талибы не поднимут себя на международный уровень, свое правительство, то будут большие проблемы. А сами они без признания международного сообщества сделать это вряд ли смогут. И в таком случае это все обернется проблемами для народа.

— Американцы здесь 20 лет пытались строить новую афганскую нацию, выделяя на это миллиарды долларов, но эта победа Талибана, наверное, невозможна без большой поддержки обычных людей, без поддержки этого самого народа?

— Главная причина – коррупционное правительство, Гани и 4-5 человек вместе с ним. Они воровали все деньги. Для военных они не давали ни зарплату, ни деньги на еду, ни на лечение раненых, ни на отпуска, ни на помощь семьям убитых. Все это привело к тому, что армия была крайне недовольна властью. Поэтому когда пришли талибы, говорившие, «Мы не хотим, чтобы кто-то погибал ради Гани», армия не сопротивлялась. А ведь выделялись громадные средства, и не только американцами, но всеми странами НАТО. Но они никогда не спрашивали у правительства, куда эти деньги уходят. Кроме того, они никогда не уважали мнение народа, всегда хотели только того, чтобы здесь был их посаженный человек. Каждый раз приезжал Джон Керри, поднимал какого-то человека и говорил: «Вот он будет президентом». Во-первых, это было совершенно незаконно всегда, во-вторых, этот человек никогда не пользовался уважением народа и сам никогда народу не служил.

Женские лица

Кабул не очень похож на город, захваченный террористами. Плетешься в глухой пробке, тебя прямо по дороге обгоняют разномастные пешеходы. Из соседней машины звучит восточная музыка, вроде бы запрещенная на днях Талибаном. В свой последний приезд в 2013 году я был на студии афганской рок-группы «Кабул дримз». Парни играли вполне приличный гранж, собирали сотни человек на концертах в Кабуле, но по стране с гастролями не ездили. Разве что для выступлений на американских базах и аванпостах. Их туда приглашали для экзотики по праздникам.

— Нынешняя молодежь ориентирована на Запад. Все выучили английский, а Россия не имеет того влияния, что раньше. Мы по-другому пытаемся смотреть на мир, — говорил мне тогда лидер группы Сулейман Кардаш, отмерявший свои жизнь и творчество от единственной значимой вехи — ухода талибов. Судя по соцсетям, группа уехала за границу. В нынешнем Афганистане она бы явна не была востребована.

На улицах полно граффити, в том числе и с женскими лицами. Их никто не закрашивает.

Впрочем, многое из того, что пишут о сегодняшнем Кабуле, сильно преувеличено. По паре фотографий может создаться впечатление, что у «Талибана» сейчас нет важнее задачи, чем закрашивать женские лица на рекламных плакатах. Честно говоря, я не увидел ни одного такого художества. Зато нетронутых биллбордов и граффити с изображением женщин – хоть отбавляй. И по улицам некоторые дамы с открытым лицом ходят вполне свободно – никто камнями их не бьет. Да и в глухих «бурках» с головы до пят и с сеткой вместо глаз здесь появляется процентов десять. Впрочем, столица – не показатель. И из регионов, бывает, приходят новости, одна страшнее другой. Только верифицировать их сложно.

Не все женщины на улицах Кабула носят паранджу.

Где-то забили насмерть женщину за отказ готовить еду, где-то расстреляли бывшего сотрудника республиканской службы безопасности… Германское издание Deutsche Welle заявило, что талибы убили одного и ранили другого родственника их сотрудника, успевшего бежать из Афганистана. На политическом уровне новые власти декларируют едва ли не либеральные ценности, однако контролировать действия низовых звеньев, привыкших жить в своем жестоком мире, наверное, невозможно. Людоеды всегда проявят себя, пока власть пытается выглядеть вегетарианской.

Встречаются и афганки, укутанные в паранджу.

— Раньше у нас было правительство коррупционное, а теперь отсталое и неквалифицированное, — говорит мне местный журналист, попросивший не называть его имя. – Талибы не любят слушать умных людей. Им больше нравится самим говорить. Все международные правила, законы, нормы они либо не понимают, либо совсем не уважают. Сейчас они рады, они на волне, им нравится, что они все при оружии, им нравятся эти машины, ездят туда-сюда, хозяевами себя чувствуют. Но что будет, если наше государство не признает международное сообщество? Часть из них понимает это, но основная часть вообще не думает о последствиях. Я не думаю, что будет долгая жизнь у этого правительства, если, конечно, они не произведут внутри какие-то изменения, с привлечением профессионалов.

— Но профессионалы же наверняка уже были замазаны во власти в прошлом.

— У нас полно образованных афганцев, которые не любили Гани — и здесь, и в Европе, и в Америке. Они с удовольствием бы внесли свой вклад в развитие страны.

Кстати, о журналистах. Еще один миф – о запрете телевидения. Да, развлекательные программы из сетки исчезли, однако новости транслируются до сих пор. Причем в первые дни после захвата власти в эфире, в том числе и с улиц города, работали преимущественно женщины-репортеры. Талибы демонстрируют миру свою «травоядность».

«Расстреляли бы»

Я подошел к боевикам на улице. Один стоял с навороченным автоматом.

 

— Это американский автомат с лазерным целеуказателем, — хвастается Мухибулла Ангар из подразделения управления безопасности Талибана. — Мы захватили это оружие у афганской армии, когда пришли сюда.

— Я горжусь, что служу именно в этом подразделении во имя Аллаха, служу Талибану и Исламскому Эмирату Афганистан (так талибы называют захваченную ими страну – Ред.), — хрипло чеканит мне Мумин Низами из «Красного полка» Талибана.

Он родом из провинции Логар, уверяет, что был соседом экс-президента Гани – жили в одной деревне. Воюет с 2002 года. Красноречием не отличается, но ораторское искусство и не его профиль. В городе он стоит в составе блокпоста, обеспечивает безопасность. Чаще всего это выражается в создании видимости присутствия. Это работает.

— Я готов выполнять любые указания, которые поступают от командира. В Кабуле основная задача подразделений из разных провинций – обеспечение безопасности города и людей. Мы не мешаем населению, население не мешает нам. Была объявлена всеобщая амнистия, и народ Афганистана приветствует нас.

Без камеры бойцы на посту говорят, что все сотрудничавшие с американцами сограждане – коллаборационисты и предатели. И их бы с удовольствием расстреляли. Но начальство велело никого не трогать, а начальству виднее. Жителей Кабула новое соседство, кажется, совсем не смущает. Хотя приход новой власти сказывается на всех. Кто-то видит плюсы, кто-то минусы, кто-то – и то, и другое.

Чего ждать дальше

— Для меня самая большая радость – это то, что безопасность обеспечивается круглосуточно, — говорит мне мужчина на одной из улиц Кабула. — Воровства и мародерства уже нет. Вчера здесь поймали двух воров, которые промышляли с ножом и пистолетом, напали на водителя машины. Их ждет шариатский суд. Воры и мародеры теперь боятся. Раньше, если у тебя в кармане 200 афгани (2,5 доллара – Ред.), за них могли убить. Сейчас этого нет.

— У меня небольшой цех по производству и ремонту холодильников для больших магазинов, супермаркетов. Ждем, когда ситуация стабилизируется. Потому что сейчас заказов, к сожалению, нет, доходов нет, за аренду платим из собственного кармана. Надеемся на будущее, — говорит другой.

— Сильно жизнь поменялось с приходом новой власти?

— Что касается безопасности, то изменения колоссальные в лучшую сторону. Но заказов и работы нет – это плохо. Тут на втором этаже есть большой спортивный клуб для молодежи. Раньше туда много людей ходили заниматься карате, дзюдо. А сейчас – только пять человек приходят. Тоже доходы падают.

На улицах Кабула идет торговля. Хотя клиентов, по словам лавочников, стало меньше.

Директор спортзала Устад Васи Каюми долго перечисляет имена чемпионов по борьбе, карате и прочим единоборствам, которые начинали в этом зале. И сетует, что с приходом Талибана молодежь пока побаивается приходить на тренировки.

— Наши спортсмены участвовали и в чемпионатах мира, и в Олимпиадах, и в России несколько раз. Сейчас людей действительно ходит мало, в основном дома сидят. Но когда будет объявлено новое правительство, надеюсь, клиенты вернутся.

— А Талибан не запретит заниматься спортом? Музыку уже запретили.

— Нет, спорт ведь – это тоже своего рода религия. К тому же я разговаривал с новым министром спорта, он дал добро, сказал: «Пожалуйста, занимайтесь дальше». Но, если честно, все-таки есть опасения, что будут какие-то противоречия с новой властью. Хотя пока вроде разрешили.

— Вы из Франции? – смотрит на триколор молодой афганец с неплохим английским. Он подошел ко мне, когда я снимал на камеру пожилого лавочника. Я развернул камеру на парня.

— Из России. Как живется при новой власти?

— Да неважно, ситуация сложная. Вы знаете, что страна пала перед этими террористами, — неожиданно выдает парень. Один из этих террористов стоит метрах в пяти от него, но явно не знает языка. – Аэропорт закрыт, и мы не можем уехать из страны. Жизнь стала тяжелей. Мы не ходим в университеты и в школы, как раньше. Не хватает еды, ощущается нехватка электричества.

— А вы не пытались улететь?

— Конечно пытались попасть на эвакуационные рейсы США. Мой отец много лет работал в американском посольстве. Он семь лет жил в Америке, но вернулся, чтобы забрать нас. И остался. Он пытался добиться помощи, но не смог. А после теракта он уже не ходит туда. Слишком опасно.

— Почему, по-твоему, американцы вас не забрали?

— Много проблем. Но речь же не только о нас. Есть же очень много людей, которые хотят покинуть страну. Но все мы остаемся здесь, в Афганистане. И я не знаю, чего ждать дальше.

Вместо послесловия

И это, пожалуй, самый честный ответ на вопрос о будущем Афганистана. С одной стороны, до международного признания правительства Талибана устраивать массовые казни на кабульском стадионе им не с руки. Ведь признание – это и потоки денежной помощи, и возможности экономического взаимодействия с миром, и перспективы развития страны. Учитывая отношение Талибана к коррупции, есть вероятность, что деньги пойдут не в карманы нового состава правительства. Но для этого нужны профессионалы совсем не партизанского толка. С другой, никто не может гарантировать, что после признания талибы не начнут потихоньку закручивать гайки, беря под контроль информационные потоки, в том числе в соцсетях. И в какой-то момент забудут про амнистию. Мы помним Талибан, который признал независимость Ичкерии, готовил боевиков для отправки на российский Кавказ и поставлял боевикам в Чечню переносные зенитно-ракетные комплексы. Каким будет Талибан 2.0, увидим уже в ближайшем будущем. *Террористические организации, запрещенные в РФ.

Во власти Талибана*
Боевики движения Талибан* (запрещен в РФ) круглосуточно дежурят на улицах Кабула с оружием в руках. Таким Афганистан увидел наш специальный корреспондент Александр Коц. Он лично поговорил с некоторыми представителями запрещенного в России движения. Талибан* — запрещенная в России организация.

Источник