Домой Новости Секта в доме моей бабушки: как методики нечеловеческого воспитания детей оказались популярными в Советском Союзе

Секта в доме моей бабушки: как методики нечеловеческого воспитания детей оказались популярными в Советском Союзе

0
Секта в доме моей бабушки: как методики нечеловеческого воспитания детей оказались популярными в Советском Союзе

Секта в доме моей бабушки: как методики нечеловеческого воспитания детей оказались популярными в Советском Союзе

Недавно дочь Эдуарда Успенского сделала заявление, которое взбудоражило общественность. Писательница категорически не приняла тот факт, что именем ее отца собираются назвать литературную премию. Она отметила, что Успенский был человеком жестоким, и ей не раз доставалось от родителя. Упомянула женщина и о секте психолога Виктора Столбуна, которая была популярной в 70-е годы ХХ столетия. Приверженцем идей Столбуна был сам детский писатель Успенский.

Публикация книги Анны Чедия заставила вновь заговорить об учении Столбуна

Тоталитарная секта Виктора Столбуна (1933-2005) набрала популярности в 1970-е годы в СССР. Окончив психологический факультет МПГИ, Столбун заявил о том, что разработал методику по излечиванию онкологии, алкогольной зависимости и других недугов. Кроме того, было создано детское отделение организации, именуемой «Коллективом». В нем детей перевоспитывали особым образом, подвергая насилию и издевательствам. Но среди партийной элиты и именитых артистов было немало поклонников подхода Столбуна. Хотя бы потому, что организация соблюдала коммунистическую идеологию с обязательством каждого члена «коллектива» носить значки с портретом Дзержинского.

Виктор Столбун был абсолютно уверен в том, что методики его «клиники» действенны. По сути же, это была секта, в которой людей держали в рабстве, подвергая их физическим и психологическим наказаниям. Все нечеловеческие способы издевательств над людьми были названы умными словами (побои – механотерапия). Но сущность была одна – эта организация совершила множество преступлений, которые остались безнаказанными.

Разговоры о деятельности секты Столбуна активизировались еще до заявления наследницы Эдуарда Успенского. В 2020-м году вышли в свет мемуары Анны Чедия Сандермоен, которые получили название «Секта в доме моей бабушки». В них женщина подробно описала годы пребывания в секте Столбуна с 1981-го по 1987-й. Ее бабушка, трудившаяся палеонтологом в Душанбе, приняла учение «коллектива» и разместила членов секты в своей квартире. Анна Сандермоен дала интервью Радио Свобода и поделилась некоторыми отвратительными подробностями жизни в коммуне.

Секта в доме моей бабушки: как методики нечеловеческого воспитания детей оказались популярными в Советском Союзе

«Коллектив» Столбуна перенимал коммунистические идеи

Анна вспоминает, что когда она отправилась на каникулы к бабушке, то ее мир перевернулся. Ей внушили, что она страдает шизофренией, живет во враждебном мире. Членов «коллектива» полностью отгородили от внешнего мира, они жили в узком пространстве советской квартирки. Идеология движения предполагала полное переиначивание мира, а для этого нужно было сначала разрушить семьи, чтобы перевоспитать каждого человека по отдельности.

Женщина вспоминает, что ее бабушка была идеологически обработанным человеком, поэтому неистово поддерживала советский режим. Она доминировала над родителями, которых заставила отдать дочку в секту Столбуна. Прокоммунистическая идеология «коллектива» была очень выгодной для того времени. Снаружи все было просто – дети поют коммунистические песни, носят значки с портретами вождей Октябрьской революции. Делалось все, чтобы заманить людей. При этом после распада СССР столбуновская «клиника» быстро «переобулась» и стала работать, основываясь на идеях христианства.

Столбун был неприятной личностью, но знал, куда надавить

Секта в доме моей бабушки: как методики нечеловеческого воспитания детей оказались популярными в Советском Союзе

Анна Чедия также отметила тот факт, что Виктор Столбун был человеком в целом неприятным и даже внушавшим отвращение. Но это не помешало ему пользоваться популярностью. Он неоднократно домогался до представительниц прекрасного пола из секты, многие рожали от него. Анна удивляется тому, как людей мог привлекать такой человек, у которого не было особой харизмы.

Тем не менее, автор мемуаров отмечает, что Столбун знал, где бросить ниточки. Ее бабушка, Эдуард Успенский – все они были частью огромной сети, которая распространилась по всему Советскому Союзу и обеспечивала секте процветание. Поддержка высшего партийного руководства помогала «коллективу» процветать в то время, когда любые неофициальные идеи и движения жестко пресекались.

Анна Чедия акцентирует внимание на том, что элиту советского общества привлекала вседозволенность действий Столбуна. Он при живой жене мог иметь десятки любовниц, делал все, что ему заблагорассудится – и это все в подчиненном жестким законам советском социуме! Люди хотели быть такими же, как он – всесильными и могущественными. Вот и шли на поводу у этого псевдопсихолога и недоврача.

Анна Чедия поддерживает Татьяну Успенскую. Она отмечает, что если бы не помощь таких вот именитых личностей, то, может, секта Столбуна и не просуществовала бы так долго. Тогда бы и жертв было меньше. В итоге, имеем тысячи людей, жизни которых были испорчены. Удивляет тот факт, что и сегодня, даже после ухода лидера секты Виктора Столбуна в мир иной (в 2005-м) находятся последователи этого «учения». Они смогли купить врачебные дипломы и продолжают излечивать «недуги». И страшно представить, что будет с людьми, которые попадут к таким специалистам. Но такова природа человечества – сколько будет существовать мир, столько будут находиться люди, желающие нажиться на наивных личностях, верящих во все, что им скажут.